Регистрация

   Форум

Интересное и познавательное

ЖЕРТВОПРИНОШЕ́НИЕ

Тихонов Дмитрий

Россия, Сызрань
28 лет
отправлено 01:56, 06.08.2009
ЖЕРТВОПРИНОШЕ́НИЕ (קָרְבָּן, корбан, мн. число קָרְבָּנוֹת, корбанот), форма религиозного культа, существовавшая в религиях древнего мира; преследует цель установления или укрепления связи личности или общины с божеством путем принесения ему в дар предметов, обладающих реальной или символической ценностью для жертвователя. Широкое распространение жертвоприношения свидетельствует о том, что оно отвечало глубоким психологическим потребностям людей древних цивилизации. Вплоть до разрушения Второго Храма жертвоприношение являлось основной формой еврейского культа.

Обычай жертвоприношения восходит к глубокой древности. Остатки антропоморфных представлений встречаются в Библии в виде таких выражений, как «благоухание, приятное Господу» (Лев. 1:17; 2:9 и др.). Формы жертвоприношения у древних израильтян были близки к формам ханаанского (см. Ханаан) культа, однако Библия решительно отвергает и сурово порицает изуверские и оргиастические элементы этого культа, в первую очередь — человеческое жертвоприношение (Лев. 18:21; 20:2; Втор. 12:30–31 и др.). В политеистических религиях жертвоприношение часто сводилось к попыткам умилостивить богов с помощью подношения им даров, кормления их и т. п. Однако в иудаизме библейского периода, так же как и в некоторых других развитых древних цивилизациях, обычай жертвоприношения приобретает все более возвышенный смысл. В еврейской религии он становится выражением покорности и благодарности Богу, но главным образом — основным средством искупления грехов и очищения от скверны (см. Ритуальная чистота). Ритуальное заклание животного в качестве главной формы жертвоприношения следует, по-видимому, рассматривать как символическую замену жертвования собственной жизни. Возлагая руки на голову животного, жертвователь символически переносил на него свои грехи. Жертвоприношение служило ритуальным выражением представлений о неразрывной связи жизни и смерти.

В Пятикнижии многократно подчеркивается запрет употребления крови в пищу (Быт. 9:4; Лев. 3:17 и мн. др.). Кровь жертв должна была истечь на жертвенник. Людям (не только евреям) запрещалось употреблять кровь в пищу, ибо кровь — это, согласно Библии, «душа плоти» (Лев. 17:14). Она должна вернуться к Создателю. Жертвоприношение есть данное Богом средство очищения души за пролитие крови животного (Лев. 17:11).

Центральная роль жертвоприношения в еврейском культе библейской эпохи объясняет то большое внимание, которое уделяется Библией подробностям ритуала этой церемонии. В книге Бытия жертвоприношение обозначается общим термином минха (буквально `дар`), получившим впоследствии значение специфического жертвоприношения (см. ниже), также упоминаются два вида жертвоприношения: ола (`всесожжение`) и зевах (буквально `заклание`). Ола целиком предназначалась Богу и сжигалась на жертвеннике, зевах шел в пищу жертвователю и его гостям, а сожжению подвергалась лишь некоторая его часть. Зевах часто сопровождался пиршеством в ознаменование какого-либо торжественного события (например, примирения врагов), с чем, по-видимому, связано другое наименование этого вида жертвоприношения — шламим (`мирная жертва`).

Из двух основных видов жертвоприношения выросла впоследствии сложная система, которая предусматривает все случаи и события общественной и частной жизни, связанные с обязательным или добровольным жертвоприношением, и определяет их ритуал. К двум первоначальным видам жертвоприношения прибавились искупительные жертвы: хаттат — жертва за грех, совершенный по неведению, и ашам — повинная жертва за грех, совершенный сознательно. Мясо этих жертв отдавалось совершавшим жертвоприношение священникам (см. Кохен), и лишь некоторая его часть подвергалась сожжению. Размер жертвы за невольный грех устанавливался в зависимости от достатка жертвователя. Малоимущим, например, разрешалось приносить в жертву пару голубей или даже ограничиваться мучным приношением.

Главным элементом жертвенного ритуала было приношение в жертву животного. Для жертвоприношения годился только одомашненный крупный или мелкий скот, выращенный специально на убой и не имеющий физических дефектов, хотя допускалось и приношение в жертву птиц (голубей). Дикие или нечистые животные (см. Кашрут) и рабочий скот для жертвоприношения не годились.

Приношение в жертву животного обычно сопровождалось мучным приношением (которое обозначалось тем же термином, что и жертвоприношение в целом, — минха), представлявшим собой смесь муки, оливкового масла и ладана, а также возлиянием вина (несех). К бескровным жертвам относится и воскурение (кторет), составлявшее неотъемлемую часть ритуала как в скинии, так и в Храме (см. Фимиам). Обязательным дополнением к каждой жертве являлась соль. Особую обязанность представляла собой поставка дров для поддержания огня на жертвеннике, от которой следует отличать принесение в жертву дров как особый вид жертвоприношения.

Наряду с обязательными жертвоприношениями, имевшими общественный характер, в библейский период широко практиковались частные жертвоприношения — искупительные, очистительные, благодарственные и добровольные (см. выше о хаттат и ашам). Типичными жертвоприношениями первой категории были всесожжения, совершавшиеся в Храме дважды в день (олат ха-тамид, или просто тамид). По субботам, в дни новолуния, паломнических праздников, в день Рош ха-Шана и в Иом-Киппур совершались дополнительные жертвоприношения мусаф. К числу благодарственных жертв относились, наряду со специальной жертвой тода, приносившейся в благодарность за ниспосланное свыше благо, например, избавление от опасности, жертва первого приплода домашнего скота (бхорот) и десятина (ма‘асер) его ежегодного приплода (см. Трумот у-ма‘асрот).

Добровольные жертвы приносились либо в силу обета (недер), либо в знак особого усердия в служении Богу (недава). Очистительные жертвоприношения преследовали цель восстановления нарушенной по каким-либо причинам ритуальной чистоты. Они совершались после выздоровления от некоторых болезней, женщиной после родов, а также назореем, нарушившим обет аскетизма. Пасхальный (см. Песах) ягненок (или козленок), приносившийся в жертву каждой семьей, представлял собой особый вид жертвоприношения, носившего одновременно и общественный, и частный характер.

История жертвоприношения характеризуется постоянной тенденцией к централизации этого культа. После прихода евреев в Эрец-Исраэль жертвоприношение, первоначально совершавшиеся в различных местах, постепенно централизуются. Давид учредил новый культовый центр в Иерусалиме, где после освящения Соломонова Храма в основном сосредоточилось жертвоприношение (I Ц. 8:5, 62–65; II Хр. 5:6; 7:4–9); однако жертвы продолжали приноситься и в других местах вплоть до реформы царя Иошияху (II Ц. 22–23; II Хр. 34–35).

В эпоху Второго Храма единственным местом совершения жертвоприношений в Земле Израиля вновь стал Иерусалим, хотя за ее пределами жертвоприношения совершались также и в еврейской колонии Элефантины и в Ониаса храме в Египте. Возобновленный с постройкой Второго Храма ритуал жертвоприношения в основном соответствовал установленному в Пятикнижии, с незначительными добавлениями (например, введено было возлияние воды на жертвенник в праздник Суккот).

Ессеи воздерживались от жертвоприношений в Храме, так как храмовый ритуал не соответствовал представлениям этой секты о ритуальной чистоте. Однако они надеялись, что в конце времен Храм попадет в их руки и они возобновят жертвоприношения в нем.

Дата последнего жертвоприношения в осажденном римлянами городе точно зафиксирована в Талмуде (Та‘ан. 4:6) — 17 таммуза (70 н. э.). Ту же дату сообщает и Иосиф Флавий (Война, 6:94).

После разрушения Храма законоучители Талмуда стали усматривать в теоретическом изучении подробностей ритуала жертвоприношения замену его фактическому отправлению. В Талмуде сохранены мельчайшие подробности этого ритуала, главной частью которого были две ежедневные жертвы тамид. В одноименном талмудическом трактате подробно описан ритуал утреннего жертвоприношения, указаны обязанности священников и порядок сожжения тамид, принесения мучной жертвы, возлияния вина, воскурения благовоний и т. д. Обряд жертвоприношения сопровождался игрой на музыкальных инструментах и пением левитов.

В дни Песаха и паломнических праздников в Иерусалим стекался народ со всех концов Эрец-Исраэль для участия в праздничных жертвоприношениях. В Талмуде повествуется о том, как по просьбе царя Агриппы первосвященник извлек по почке у каждого пасхального ягненка и их оказалось 600 тыс. пар (Псах. 64б). Исходя из количества ягнят, принесенных в Иерусалиме в жертву на праздновании Песаха 65 г. н. э., Иосиф Флавий заключил, что в этом торжестве участвовало более трех миллионов человек.

Централизация жертвоприношений в Иерусалимском Храме подготовила почву для полного отмирания этой формы культа и замены его другими формами, когда совершение жертвоприношений стало невозможным. Академические споры законоучителей Талмуда о деталях ритуала, фактическое отправление которого давно прекратилось, способствовали обострению исторической памяти еврейского народа — основы непрерывности его многовекового существования.

Прекращение жертвоприношений привело к замене этого центрального элемента древнего культа молитвой. Этот процесс начался еще в эпоху Первого Храма, когда, наряду с жертвоприношениями, молитва стала одной из форм богослужения, и приобрел особое значение в период пленения вавилонского, когда Иерусалимский Храм не существовал. Утренняя и предвечерняя молитвы (см. Шахарит, Минха) стали рассматриваться как замена утреннего и вечернего жертвоприношения (тамид). Дополнительным жертвоприношениям соответствовали дополнительные молитвы, носившие то же наименование — мусаф. Тем не менее, еврейство продолжало уповать на восстановление Храма и возобновление жертвоприношений и рассматривало их как неотъемлемые признаки прихода Мессии.

На протяжении веков еврейская религиозная и философская мысль стремилась выяснить духовный смысл жертвоприношения. Свойственная древнему ритуалу жертвоприношения печать первобытного антропоморфизма находилась в резком противоречии с этическим монотеизмом пророков эпохи Первого Храма. Они неоднократно осуждали склонность придавать жертвоприношению чрезмерное значение и порицали формальное соблюдение ритуальных предписаний, не подкрепленное нравственным поведением (Хош. 6:6; Миха 6:6–8; Ис. 1:11–17; Иер. 7:21–22). Призыв пророка Хошеа стремиться к милости, а не к жертве, к богопознанию, а не к всесожжениям (Хош. 6:6) следует понимать не как полное отрицание ритуала, но как утверждение примата этического начала над ритуальным. Аналогичные идеи содержатся в некоторых псалмах (Пс. 40:7; 50:8–15) и в книге Притч Соломоновых (15:8; 21:3, 27). Провозглашенный пророками примат моральных ценностей над культом жертвоприношения — беспримерное явление в древних цивилизациях Ближнего Востока, сыгравшее важную роль в мировой истории.

Жертвоприношение чужим богам и проникновение чужеродных языческих элементов в храмовый ритуал сурово осуждались пророками (Иер. 7:17–18; 8:6–17; Хош. 2:15; 4:11–13).

Еврейская философия давала жертвоприношению различное — символическое или рациональное объяснение. Филон Александрийский, Иехуда ха-Леви, Аврахам Ибн Эзра и Нахманид склонялись к символическому пониманию жертвоприношения, в то время как Маймонид полагал, что Бог лишь терпел заимствованный евреями у идолопоклонников обычай. Централизация жертвоприношения должна была подготовить евреев к отказу от этого обычая и переходу к другим, более возвышенным формам культа (Наст. 3:32).

Каббала придает жертвоприношению мистико-символическое значение. В самом раннем тексте каббалы «Сефер ха-бахир» слово корбан считается производным от корня קרב — `приближать`, `соединять`: жертвоприношение соединяет совершающего его с Божественным миром. Самое подробное изложение символического понимания жертвоприношения содержится в книге Зохар, где говорится, что жертвоприношение соединяет высший и низший миры, верующего и Бога, а также мужское и женское начала в самом Боге. Принесение в жертву животных интерпретируется символически как искупление грехов плоти. По мнению некоторых каббалистов, мясо жертвенного животного достается силам зла; Богу нужна лишь каввана (см. Молитва) — доброе намерение совершающего жертвоприношение.

Монотеистическая основа иудаизма и беспрецедентная в истории религий централизация его культа сделали жертвоприношение невозможным после разрушения Второго Храма. Поэтому в иудаизме, единственном из древних религий, основной ритуал храмовой службы заменили другие формы служения Богу: молитва, изучение Торы и строгое следование ее ритуальным и этическим предписаниям. Христианство, в отличие от иудаизма, превратило жертвоприношение в центральный элемент не только культа, но и догмы: добровольное самопожертвование Иисуса выступает в качестве искупительной жертвы за грехи мира. В преобразованной форме евхаристии (вкушения плоти и крови Христовых) жертвоприношение остается главным таинством христианской церкви, основой всего церковного культа.


Реформистское направление в иудаизме (см. Реформизм в иудаизме) исключило из своих молитвенников всякое упоминание об обряде жертвоприношения. Некоторые консервативные общины (см. Консервативный иудаизм) упоминают в молитвах о жертвоприношении лишь применительно к прошлому. Ортодоксальный иудаизм продолжает придерживаться традиционной идеи о возобновлении жертвоприношений в восстановленном Храме.

     
 


Основан в 2008 году