Регистрация

   Форум

Опишите проблему, чтобы в конце был вышеуказанный вопрос

Творчество отца Михаила

Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 13:58, 20.08.2010
Забытые ветераны - Последний бой "училки физкультуры"


До 6 класса мне не разрешали заниматься физкультурой. Врачи поставили мне диагноз порок сердца, и в школе, и дома меня старались ограничить в движениях. Впрочем, как дома и во дворе ограничишь? Сам я не чувствовал своей болезни, бегал и плавал как и все. Только в 45 лет выяснилось, что это был не порок сердца, а врожденный пролясус - недозакрывание митрального клапана, которое дает шум, но, ничего страшного для сердца не несет. Но в школе ничего этого не знали и я, на уроках физкультуры, должен был просто сидеть, или если они были последние, то мог уходить домой. Вот такое положение для меня было очень обидно, так как тогда, уже и мальчишеские отношения строились на основании силы, да и девочки были не на последнем месте. А что ты для них мог значить, если тебе нужно на физкультуре сидеть. Ну и, конечно приходилось «доказывать», что ты не ущербный, бегая «как угорелый» на переменах, иметь стычки с мальчишками и всячески «привлекать к себе внимание» на других уроках. При этом другие уроки, мне до 6 класса были не очень интересны, учился я только на отлично, и в связи с тем, что невероятно много читал, знал темы уроков наперед. От этого, вел себя на уроке свободно и «раздражающе» для некоторых учителей. Главным моим оппонентом, стал учитель немецкого языка (не буду имени называть). Я и пошел то на немецкий язык случайно, так как с детства не любил немцев и их язык заодно, в силу того, что они были - фашисты. С ранних лет, мы во дворе играли в войну, и быть немцем, значило позор и вечный проигрыш. Кто попадал в команду «немцев» победить не мог, и поэтому все ждали, когда подрастут и их «переведут» в «русских». Поэтому, добровольно в группу немецкого языка, в школе, из пацанов никто не записался. Тогда всех поделили на две группы - «французы» и «немцы» и я попал во французскую. Однако, одна девочка, Люська, добровольно пошла в «немцы» и я, тоже упросил меня туда взять. При этом продемонстрировал, что я четко произношу «Хендехох» и могу считать до 10 по немецки. Меня взяли, и зря. Учитель немецкого оказался строгим, по моему ненавидящим детей и школу мужчиной пожилого возраста. На первом же уроке он решил продемонстрировать нам «технический прогресс» и показал на большой, бабинный магнитофон. Он объяснил нам, что будет на него сначала записывать свой голос, потом несколько раз прокручивать, а затем проверять наше произношение, записывая наши голоса. Ну и начал записывать «свой голос». Я быстро смекнул, что такое магнитофон, хотя видел его первый раз и, во время его записи громко кашлянул. Он остановился и предупредил, что делать этого нельзя. Опять начал записывать. Я чихнул. Тогда он подошел и ударил меня по губам линейкой. И это он сделал зря. И, хотя он еще ударял меня пару раз по губам но, ни чихать, ни кашлять я так и не перестал. За шкирку он вытащил меня из класса и закрыл за мной дверь. В это время по коридору шел директор школы Левин, который увидел инцидент и решил разобраться.

Во время разбирательства выяснилось, как все было и решили, что раздувать конфликт не стоит и не стоит меня насильно заставлять учить немецкий язык. Мне предложили сменить группу на французскую, но я, побитый на глазах одноклассников, уже не мог на это согласиться. И, хотя «враг» был не моей «весовой категории», отступать я уже тогда не умел. Я не согласился сменить группу и пришел на следующий урок немецкого. Он тоже не собирался отступать и каждый день в дневнике у меня появлялись, замечание за поведение, двойки за немецкий, и…. В общем, в начале 6 класса, мое поведение на переменах, моя неусидчивость на других уроках, мои бесконечные замечания на уроках немецкого языка, сложились в неприятную картину. В это время, в городе построили новую школу. В школах начали искать кандидатов в неё и я оказался одним из них. Ни я, ни родители этого не хотели, так как это было далеко от дома, но главное слово было за советом учителей. Нашу школу хотели сделать образцовой, по этому от всех «непосед» под удобный повод, попытались избавиться.

Её звали Лидия Николаевна. Она была учитель физкультуры. Она курила, не брезговала пустить матерка, была худая и строгая. Так как для меня, уроки физкультуры были запрещены, то на них я был только помехой. На месте я сидеть не мог, поэтому весь урок, то висел на канате, то сидел на брусьях, то просто корчил рожи и смешил одноклассников, чем мешал ей вести урок. Но она, ни разу не выгоняла меня из зала и пару раз, говорила со мной «по - мужски». Были уроки, когда она и меня ставила в строй, но на этих уроках мы изучали танцы, особенно вальс. Так как я смущался вставать в пару с девочками, то она брала меня к себе в партнеры и на мне демонстрировала, как надо танцевать. Я, не имевший возможности показать себя на физкультуре, очень старался быть самым успешным в танцах. У меня действительно получалось и, тогда уже девочки, которых нужно было «подучить», смущались вставать ко мне, что льстило моему самолюбию. Но уроки эти были нечасто и успехи мои помнились недолго. А в 6 классе я и вовсе старался на физкультуру не ходить, оставаясь, или в пионерской комнате, или шёл в библиотеку читать. В общем, мы с ней в первой половине 6 класса почти и не виделись.

На учительский совет она пришла прямо в тренировочном костюме. Мать моя и отец в школу никогда не ходили. Они всегда работали, да и не любили всякие собрания. Кроме того, у матери была замечательная особенность - что бы про меня плохого ни говорили, она всегда была за меня и всегда учителям это не нравилось. При желании нажаловаться на меня, они приходили домой, где мать указывала на стопу книг, которую я прочитывал еженедельно, на дневник, в котором были только пятерки и четверки, на мои увлечения в виде больных голубей, галок и другой живности, которую я подбирал и все детство «лечил». Аргументов у учителей и классного руководителя, против меня не хватало и они, не любили вызывать мать в школу. Зато, это было хорошо для меня, так как за спиной у меня всегда была крепкая любящая стена. В общем, на совет учителей, рассматривающий мою кандидатуру о переводе в новую школу, я пришёл один.

С матери и отца уже взяли заявления, в которых они отказались от этого но, свое слово должны были сказать учителя. Не помню, кто и что говорил, но последним взял слово, «немец» ( асли честно говорить, то кличка у него была «….- фашист»). После, я не раз видел в жизни людей способных из всех твоих плюсов сделать сплошные минусы, высокомерно и пафосно втаптывая тебя в грязь. Но это был первый мой урок по распознаванию лжецов и мерзавцев, находящихся в превосходящем тебя положении. Он, зная что, ни ответить, ни доказать я ничего не мог, видя, что я без родителей и другой защиты, использовал всё свое красноречие только с одной целью - убрать меня из школы, а значит и из его класса. В конце его речи я плакал от обиды, негодования и уверенности, что любимую школу (а я, очень любил в школу ходить) я вижу в последний раз. Кода он замолчал - возражать было некому. Я ощутил свой малый рост, возраст и беззащитность в полной мере. Могла что - то сказать классная но, она имела трудный разговор с родителями и быть на моей стороне не могла.

Лидия Николаевна сидела у двери (выходила время от времени покурить) у меня за спиной. Она встала и, не подала свой носовой платок, а как родная мать, сама вытерла мне глаза и заставила сморкнуть носом. Потом взяла за руку и, под недоуменные взгляды директора и других учителей, вывела меня за дверь. Сказала твердо - Стой здесь! Зашла обратно в кабинет директора и там, что - то началось. Первой выскочила классная и бросилась к бачку с кипячёной водой, который стоял неподалеку, у лестничных перил. Затем был крик, с элементами немецкого языка, учителя немецкого языка. Он, тоже выскочил, красный, всклоченный. На меня он посмотрел, как на лютого врага и, что то прокричал по немецки, вроде бы «швайн», но без «русиш». Я ничего не понимал. Затем вышла Лидия Николаевна и, взяв меня за руку, потащила. В этот момент вышел директор и в след сказал: « Лидия Николаевна - не бойтесь ничего!» - «Я на фронте свое отбоялась!» - ответила она, не оборачиваясь, стаскивая меня по лестнице вниз. За руку она меня вывела из школы и повела домой. Я и не подозревал, что она знала, где я живу, но она привела меня прямо в нашу комнату. Дома был только отец, который иногда работал дома. Она протолкнула меня в комнату и сказала отцу - «Сережа, ничего не бойся, он будет учиться в этой школе! Я тебе обещаю». Не помню, что он ёй ответил. Помню, что когда пришла мать, он ей сказал - не волнуйся Лидия Николаевна обещала, что его не переведут.

Почему учитель физкультуры, так могла себя вести я понял, когда увидел её в «парадной» одежде, со всеми медалями и орденами. (раньше я на это и не обращал внимания) Больше, я уроков физкультуры не пропускал. Я отплатил ей за такой поступок любовью и преданностью спорту. Плюнув на все, я пришел на следующий урок в трико, и стал заниматься. (Кроме того записался в секцию бокса, и бега). Она, ничего не сказала, ни про запрещение, ни про мою худобу и малый рост, просто во время тренировки покрикивала - Маааахв стой! - Остальным продолжать упражнения. В девятом классе, я был чемпионом школы по стрельбе, чемпионом района по гимнастике (на нескольких снарядах) имел разряд по лыжам и лёгкой атлетике, имел одним из не многих в классе золотой значок ГТО, и выиграл школьный конкур «А ну - ка парни», несмотря на то, что старшие, десятиклассники, поголовно ходили в спортшколу. Она не упускала возможности похвалить меня и, похлопав по плечу, сказать - Ну, не зря я за тебя воевала!

И, когда она однажды похлопала меня так, в своем парадном одеянии, со всеми медалями и орденами, у меня мурашки побежали по спине. Я вдруг понял и второе, главное значение этих слов и напугался, что её могли на фронте убить. Я не знаю, где она воевала, я не знаю, за что у неё награды. Я знаю, что она в своем последнем бою с «немцем», билась за меня. И я буду вечно ей благодарен, и поминать её только добрым словом.

Помяните и вы, рабу Божию Лидию!

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:00, 20.08.2010
Забытые ветераны - Соловецкие "катыши"


Они ему не снились.
Они, просто пришли к нему и он с ними ругался, плакал, что-то объяснял и даже
извинялся. Когда он возвращался к нам, он жутко удивлялся и спрашивал - Ты кто?


Я вспомнил о нем и
понял, что не могу не написать эту историю, поскольку, если вы не помолитесь,
то вряд ли душа его будет спокойна. И вспомнил я о нем, как будто по промыслу,
так как сегодня увидел у мамы его фотографию. Я никогда её раньше не видел и
был поражен, какой же он был красивый человек. Конечно жена его, Фая, тетя моего
сводного брата, была вообще красавица, но его, таким как на фотографии я не
помню. И это притом, что знаю я его со своих 4 лет. Именно в этом возрасте меня
привезли в Ленинград, попытаться сделать операцию на глазу, в котором, от удара
камнем, появилась катаракта. Мне эта поездка была очень памятна, он уже в этом
возрасте вызывал у меня восхищение и почтение. А уж когда стал постарше, я
получал от него офицерские ремни, старые кителя, и другие офицерские атрибуты,
то небылицы про него и как он меня любит, были весьма интересным для меня
занятием. Я и сейчас в небольшом недоумении, поскольку, в рамки рассказа пара
Фая и Константин не вписываются. При этом, почему то считалось, что у Фаи это
неудачный брак. Первый её муж был комендант Московского Кремля, но его
расстреляли. Почему Константин был не пара, я не понимал и не понимаю. Конечно,
был изъян в их семье - не было детей. Но раньше я не понимал, почему это плохо.

Впрочем, у Фаи был ребенок - Константин. Все её в этом и упрекали - что ты за
ним как за ребенком ходишь? Но она, кажется этому и посвящала свою жизнь. При этом я знал, что она хороший врач, из
хорошей клиники в Ленинграде и не только потому, что об этом говорили, а и по
тому, что когда они приезжали в отпуск, к своей матери, к Фае все время пытались
попасть пациенты. Хотя, может это были пациенты и к Константину, так как он был
отличный хирург, ученый (доктор наук), членкор Академии Наук. Его работы по
лечению обморожений и гнойных заболеваний много печатались и, по видимому, в
Ленинграде он был весьма уважаемый человек. К тому же, он прошел всю войну и
был полковником, медицинской службы.

Впрочем, больше с ними общался мой брат и племянники, а я после того,
как побывал в Ленинграде, в 4 летнем возрасте, собрался туда только более чем
через 20 лет. В тот год шла Универсиада, и я решил сам посмотреть, и моему
маленькому сыну показать соревнования похожие на олимпиаду. В Москве, билетов
ни на какие соревнования не было и мы поехали в Ленинград. Настроение было
праздничное, чувства были острые. Приехав с утра в Ленинград, мы днём посмотрели плавание, а потом начали искать,
где живет Константин. К сожалению, по телефону он не смог мне толком, что-то
объяснить и пришлось найти квартиру самому. Мать предупреждала, что после
смерти Фаи Костя «выпивает», но она и сама по видимому не понимала, что это
«выпивает» значило. Нет, он не выглядел бомжем или забулдыгой. Он просто был
какой-то никакой. Старый, больной, с трубкой торчащей из утробы, пахнущий мочой
и сильным одеколоном, которым он пытался перебить свой запах. Квартира, которая
представлялась мне в детстве замком или огромными хоромами, оказалась простой и
совсем не помпезной. Мать мне после пыталась объяснить, что это та же квартира,
просто все ценные вещи из неё убрали, так как Костя, может из неё выйти и
оставить дверь нараспашку. Что у него провалы в памяти и вообще «что-то не то».
Сразу, «что-то не то» я не заметил. Он, и встретил, и даже узнал меня.

Попытался сделать ужин. Оказалось, что он без Фаи «как без рук». Он даже не
умеет вообще ничего готовить. Родственники забили ему холодильник продуктами,
но он использовал только два из них. Яйца и колбасу. Он их жарил. Говорил, что
это любимое блюдо, которое он любил в приготовлении Фаи. При этом, колбасу и
яйца он жарил на разных сковородках и буквально заплакал, когда я зажарил их на
одной и подал ему. Вот, точно как у Фаи получилось - сказал он, пуская слезы. А
я и не знал, что она их жарила вместе! - продолжил он. Нет, мне говорили, что
она его на кухню не пускала, и что он готовить не умел, но, чтоб до такой
степени, я не представлял. Впрочем, возможно дело было и не в этом.

Начали укладываться спать и я выключил свет.
Он как вскрикнет - «Не надо, не выключай, они сейчас придут». Я не понял,
думал, что родственники и не выключил. И тут, он достал свои фотографии и начал
рассказывать свою жизнь. Это была действительно удивительная история мальчика
из деревни, который с котомкой пришел в Ленинград и стал тем, кем стал. Но
рассказ этот был не так прост. Начав его, он вдруг посмотрел в сторону входной
двери и с кем - то заговорил. Я подумал, что кто-то вошел и повернулся
поздороваться, но в прихожей никого не было. Между тем, он пригласил гостей на
кухню и начал с ними спорить.

Он называл имена, он с ними не соглашался, а я был в полном шоке. Вдруг он посмотрел на
меня и спросил - «Ты кто?» Я, в недоумении объяснил кто я и он, как ни в чем не
бывало, продолжил свой рассказ о своей жизни. Я, усталый от длинного дня,
попытался опять лечь спать, а он остался на кухне. Свет он опять не дал
выключать и гости к нему опять пришли. На этот раз мне пришлось встать и
успокаивать его, так как он, начал плакать, извиняться и отбиваться от них.
Когда он опять «вернулся», то снова спросил меня - «Кто ты?» И мне пришлось
объяснять. Тогда он продолжил рассказ о себе, я зажарил еще одну яичницу с
колбасой и понял, что надо его дослушать. Ох, как же он интересно рассказывал,
какие имена называл, какие события видел. Но «они» пришли опять. В этот раз, он
отбивался от них и пытался прятаться под стол. Когда он «вернулся», я не смог
объяснить ему кто я и он, бегал по квартире, хватал телефон, поднял с кровати
моего сына, и пытался нас вытолкать из квартиры. На пороге, он вдруг спокойно
спросил - «а вы куда? На дворе же ночь? Да и мосты еще разведены» и начал нас
приглашать в квартиру, будто бы мы сами пытались уйти. Я бы ушел, но с сыном, в
ночь выходить не хотелось и мы остались.

Я уложил сына. Он на кухне выпивал очередную рюмку коньяка, (а он,
насколько я помню, пил только коньяк) который его абсолютно не пьянил. И тут я
задал самый главный вопрос - «А почему они, дядя Костя, к тебе ходят?» И он, нисколько не смутившись, что «гости»
для меня невидимые, что знать я их не могу - ответил - «А они всегда видели,
что я их жалею, и ходили ко мне жаловаться».

«А откуда они?» - продолжил
я «глупый» разговор.

Он, в сильном
удивлении, ответил - «Конечно с Соловков».

Признаюсь, я к тому
времени ничего не знал о Соловках, поэтому иронично продолжил - «И чего им от
тебя надо?»

И тут он расплакался -
«Я не знаю, я же старался всегда им помочь! Мы же выполняли приказ».

- «Что за приказ - Дядя
Костя?» - так же наивно спросил я. И получил жуткий рассказ о Соловках.
Коротко, в моем пересказе, все было так:

Он
попал на Соловки в конце войны. Там была создана лаборатория, по изучению
воздействия всяких химических и биологических веществ на организм человека. Для
«опытов», туда во время войны, были собраны «катыши», воины, у которых были
оторваны руки и ноги, или остались обрубки. Для других целей они были «не
годными», кормить их всю жизнь государству, тоже было не экономично, поэтому,
подчиняясь чьему-то приказу, их собрали на Соловках и проводили на них опыты.
После войны еще насобирали инвалидов и поместили на Соловках. Лаборатория
испытывала самые убийственные средства, видимо создавая химическое и
бактериологическое оружие. Костя, как специалист по гангренам, ожогам и
обморожениям искал, как после применения средств, можно лечить ожоги и язвы на
теле «катышей». Они сильно страдали, но были «живучие», так как у них укорочена,
кровеносная система и на сердце не было такой нагрузки. Однако мучились
страшно. Всегда просили, и его, и других их убить, а им не давали даже
наркотиков, сохраняя чистоту эксперимента. Родственники этих воинов, в основном
получали извещения об их смерти, или что пропал безвести. Рассказал он историю,
как одна женщина искала своего мужа и смогла пробраться на острова. Он у неё,
тоже был «катыш» и им позволили встретиться. Его «освободили» от опытов, но её
с Соловков не выпустили. Она несколько лет помогала на Соловках ухаживать за
«катышами». Рассказал, как один врач где-то «проговорился» и его, тоже больше
не выпускали с Соловков.

Во время рассказа, они приходили к нему еще раза три. Он знакомил меня с ними. Это были «пациенты»,
и сотрудники Соловков. Я уже, как то оказался в его реальности сразу в двух
измерениях. Он и с ними меня видел и без них разговаривал. Конфликт у него с
ними был из –за того, что «катыши», хотели, что бы он лечил у них язвы и на
ногах с руками, а он ни рук ни ног у них не видел. «Персонал», «предъявлял»
претензии к тому, что он их вообще лечит. Яко бы от этого уни не умирают и всех
только мучают. Потом он достал свои награды, и пытался мне их
подарить. Говорил, что после Соловков он не может их носить. Он плакал, он впадал в ступор, он выпивал
рюмку коньяка. А утром пришла, какая - то его родственница и я понял, что она
боится моего присутствия в квартире. Я забрал сына, и мы вышли вместе с ней.
Было сырое, туманное Ленинградское утро и люди в тумане, казались мне
продолжением того ночного кошмара, который свалился на меня. Ни какого спорта и
праздника уже не хотелось. Мы поехали сразу на вокзал и купили билет на самый
ближний поезд до Москвы. Костя умер через две недели после нашего приезда. Это
была его последняя исповедь и последний рассказ. Не уверен, что у меня хватит
желания, когда ни будь продолжить его и рассказать о том, какая же удивительная
была Фая и какой красавец Костя. Всегда радостные, всегда с подарками и
восхитительными рассказами, они в памяти как жители Небес. Как же страшно было
на этих небесах им жить? Я не понимаю, сколько же нужно было иметь мужества и
терпения, чтобы всё это пережить? Они и не пережили. Фая умерла в раннем для
женщины возрасте, а Костя … вы теперь сами знаете чем закончил он. Я не могу
судить ни Костю, ни остальной «персонал» в целом. Наверное нужно к каждому
подойти индивидуально и Бог это сделает. Я могу только просит Вас помолиться за
Фаю и Константина. Просить помянуть ту безымянную женщину, которая нашла своего
мужа и была с ним до последних дней, помяните «катышей» которые умерли за нас
дважды и трижды, сначала на фронте, потом в опытах лаборатории, а потом и
неизвестно где.

P.S.
Я после много лет собирал информацию про Соловки - Константин
ничего не выдумал.

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:01, 20.08.2010
Мое видения на то, что нужно делать на Соловках

Концепция православной социальной деятельности для Архангельской губернии

«Земля Архангела Михаила»

Воплощается старая концепция принадлежности земли Архангельской - Архистратигу Михаилу.
Концепция:
Пресвятая Богородица «владеет» и управляет землей русской с помощью Воинства Небесного под предводительством Архистратига Михаила.
На земле люди «готовятся» к жизни вечной для «замещения» ангелов павших с Денницей.
Люди - ангелы воспитываются под попечительством Боголюбивого Небесного воинства ангелов.
У каждого человека есть ангелы хранители и помощники.
Предводитель всех ангельских сил Архангел Михаил.
У Архангела Михаила на земле есть своя территория, «переданная» ему для воспитания наиболее мужественных и преданных ангелов – сил - земля Архангельская.
Участие в деле выполнения заповедей Божьих на этой территории воспитывает наиболее мужественных и стойких духом людей.

«Богалюбивое воинство Архангела Михаила»

«По мнению некоторых учителей Церкви, человек должен восполнить число отпавших ангелов. Значит, мы должны войти в Собор Ангелов. Как же чиста и свята, тогда должна быть наша жизнь! Как еще здесь, на земле, мы должны подготавливать себя к вхождению в светлое и святое собрание Ангелов! Для этого мы должны приобрести мысли и чувства ангельские, очистить сердце для любви. Жить по заповедям евангельским, трудится на благо Бога.»
Воспитание «ангелов» проходит в аскетических подвигах

Три подвига христианского делания

1. Паломничество – аскетический подвиг духовного развития самовоспитания через искание Благодати Духа Святаго.

2. Гостеприимство – подвиг любви, многотерпения, разделения своего крова и имущества с ближними. «Гость в дом – Бог в дом»

3. Богаделание - Теургия — «богаделание». Это очистительная практика, без которой невозможно обретение истины. В её основе лежит воплощение христианской любви через попечение над нуждающимися, в труде для ближнего своего, как отречение от самости ради единства с другими.

Паломничество

Паломничество – аскетический подвиг духовного развития самовоспитания через искание Благодати Духа Святаго.


«Земля Архангела Михаила»

Концепция:

Архистратиг Михаил имеет в Доме Пресвятой Богородицы – России свою землю.
В в земле Архистратига Михаила все устроено для воспитания человека как ангела – сил.
Паломничество - прохождение по ступеням развития и совершенствования помогает людям набраться опыта, знаний, терпения, любви к ближнему.
Паломничество высшей целью считает воцерковление человека, присоединение его к делам Бога сил Небесных на земле.
Архангел Михаил попекает паломников, помогает им в, трудностях на пути к Голгофе.
Вместе с ним помогают в доброделании людям Архангелы Гавриил, Рафаил, Уриил, Салафиил, Иегудиил, Варахаиил, Иеремиил.

В паломничестве необходимо уйти от практики «продажи» чудес и исцелений. Форма купил билет – доехал - получи здоровье и благополучие самая недопустимая и безобразная в паломничестве.

Необходимо исключить термины «маршрут», «экскурсовод» и другие взятые из тур индустрии. Заменяют их «путь», «вожак» и т.д.

«Паломничество» обязательно нужно отличать от «посещения». «Посещение» предполагает главной целью саму «святыню», а паломничество - аскетические труды на пути к ней.

Результат паломничества должен зависеть от паломнического и аскетического подвигов, нравственного восприятия, глубины катехизации и воцерковления.

Паломничество должно отличаться от туризма постановкой духовных целей.

Главная цель паломничества собрание Благодати Духа Святого.

Благодать Духа Святого кроется в духовных знаниях, в храмах божьих, в приложении и молитве к иконам и мощам, в Святых источниках, в аскетических подвигах поста, движениях по пути к святыням, работы на благо другим, освященной пище и т.д.

Паломничество должно обеспечить «собирание» Благодати и совершенствования человека через участие в нем.

Паломнические пути должны учитывать постепенность и многообразие «собираемой» благодати.

Конечной целью паломничества должно быть участие в церковных таинствах (покаяния, причащения), агаве (трапезе) в празднествах. Радость и веселие – главные награды в конце паломничества.

Пути паломничества хорошо расположить от границ Земли Архистратига Михаила к Соловкам – Русской Голгофе или храму Архистратига Михаила.

Движение по паломническим путям может быть пешее, конное, велосипедное, автомобильное,( в том числе внедорожники) водное, и.т.д.

Путь каждого вида «движения» необходимо обеспечить возможностью приобщения к Святыням Православия (храмы, источники, иконы, и т.д.)

Святыни на паломническом пути должны быть ухожены, всем доступны, обеспечены людьми хорошо рассказывающими о них.

Беседа с паломниками должна раскрывать сущность подвига паломничества и «собирания» Благодати, знаниями об основах православия и аскетики, совершением таинств подготавливающих паломника к причастию.

Беседа должна учитывать возраст, профессию, глубину катехизации, культурное развитие паломников.

На каждом пути должно быть несколько различных программ и текстов бесед учитывающих различие паломников.

Все беседы должны быть включать рассказы об Архангеле Михаиле и объяснять происходящее в свете участия человека в делах Небесных сил.

Надо учитывать, что сообразно различным профессиям людей на пути паломников помощниками им являются разные Архангелы и Ангелы. Так Архангел Уриил – помощник учителей и учащихся. Архангел Рафаил – врачей, Архангел Салафиил – молитвенников.

На разных этапах паломничества в помощь паломникам так же призываются разные Архангелы и Ангелы. Так в начале пути на помощь призывается Архангел Михаил, на пути возвышает Архангел Иеремиил, помогает молиться Архангел Салафаиил, весть о близости Бога приносит Архангел Гавриил, за труды Благословлением Божьим награждает Архангел Варахиил.

Проживание паломников на пути должно быть разного бытового уровня и комфорта.

Питание паломников должно учитывать потребности различных паломников и аскетическое подвижничество.

В конце паломничества паломник должен получит «грамоту», знак, специальный крест или икону с изображением Архангела Михаила, или других Архангелов (которые нельзя купить) объявляющею его участником на пути к Царствию Небесному и в делах Небесных Сил под руководством Архистратига Михаила.

Возможностью паломничества должны быть обеспечены все, не зависимо от их здоровья, возраста, инвалидизации, развития, национальности.

Архистратиг Михаил является Святым для многих людей различной религиозной принадлежности и национальности. Они должны иметь доступ к паломничеству по Краю Архистратига Михаила, участию в аскетических подвигах, (естественно с ограничением участия в православных таинствах).

Паломничество по путям Земли Архистратига Михаила должны стать школой толерантности, патриотизма, любви к ближним.

Необходимо изменить информационную направленность о Соловках. Пока в информации о Соловках преобладает «рассказ» о делах бесов. Как они мучили, какие пытки применяли, какие у них имена. Это в корне не правильно и «отпугивает» многих паломников и туристов. Бесов с их делами и именами надо забыть.
Центральной темой должны стать «подвиги» Соловетских святых и новомученников. Их дух и место «успения», «восхождения» к Богу должны укреплять, исцелять, радовать и возвышать дух паломника. Соловки как Русская Голгофа должны стать не местом мучения, а искупления и возвышения. Паломничество на Соловки должно быть подобно пути Христа к Голгофе, наполнено благими трудами, аскетическими подвигами, самопожертвованием и любви к ближним.

Особенно обратить внимание на преемственность подвигов Святых прошлых времен и Новомученников. Паломник должен приобщится своими трудами к их делам.
В паломнической службе должны быть списки всех Святых просиявших и вознесенных к Богу на соловках с указанием мест их рождения и деятельности. По спискам необходимо наладить информирование жителей местности где родились Святые и Новомученники о их подвиге на Соловках и приглашение паломников из мест рождения Святого и Новомученника к «поклонению» ему на Соловках.
Приглашения «разлетятся» по все России.

Необходимо издать карты области с храмами, местами жития святых, святынями. Маршрутами паломничества.

Паломничество условно разделить на «обучающее», «оздоровляющее». «очищающее», «укрепляющее».

Ресурсами паломничества являются:

Храмы, Святыни
Места жития святых
Святые источники
Места поклонения
Места подвигов Святых
Пути хождения святых
Архитектурные произведения Духовного искусства
Культурные ценности Духовного искусства в музеях и галереях
Места произведения Духовных культурных ценностей
Особые места природы
Духовное пение
Молитвенное и аскетическое делание

«Выездное» паломничество должно начинаться с подготовки на месте, увязываться с местными Духовными ценностями.

Паломничество школьников должно быть связано с программами обучения в школе, учитывать тематику изучаемого предмета, возраст учеников.

Паломничество с применением особых видов транспорта (джип, велосипед, байдарки и т.д. не должно быть организовано в виде индивидуальной соревновательности. Допустимы групповые формы преодоления пути, с групповой соревновательностью, развивающие взаимопомощь, взаимо - понимание.

«Гостеприимство»

Гостеприимство – подвиг любви, многотерпения, разделения своего крова и имущества с ближними. «Гость в дом – Бог в дом»

Гостеприимство это христианский подвиг братолюбия и помощи ближнему.

Гостеприимство напрямую связано с паломничеством и является его частью.

Гостеприимство включает радушное приятие гостя, обеспечение его всем необходимым для отдыха и продолжения паломничества.

Гостеприимство в паломничестве должно обеспечивать паломников возможностью совершения аскетических и молитвенных упражнений, столованием православной трапезой, достойным проживанием различных категорий паломников.

Проживание паломников может, осуществляется как в частных, так и общественных местах с учетом особенностей паломничества и различия паломников.

Необходимо создать сеть «частных» гостеприимных домов.

Подбор участвующих в подвиге гостеприимства должен осуществляться с учетом их не только материальных, но и духовных потребностей.

Участники подвига гостеприимства для паломников должны иметь все необходимое для его осуществления.

Подвиг паломнического гостеприимства должен осторожно «смешивать» светские формы отдыха с духовными.

Паломническая служба формирует на путях паломничества места проживания и подвига гостеприимства, обеспечивает гостеприимных хозяев необходимой информацией о паломничестве, знаниями о местности и местных Святынях, обучает основам православного гостеприимства.

Необходимо стремиться, чтобы гостеприимные дома и гостиницы имели необходимую сертификацию, правильный подход к питанию и размещению гостей, их безопасности.

Необходимо заботится, чтобы образовательный уровень гостеприимных хозяев соответствовал законодательству тур.индустрии.

Богаделание

Богаделание - Теургия. Это очистительная практика, без которой невозможно обретение истины. В её основе лежит воплощение христианской любви через попечение над нуждающимися, в труде для ближнего своего, как отречение от самости ради единства с другими.

Богадельни это один из самых распространенных в прошлом видов христианского попечения близких нуждающихся в этом. Больницы, санатории, профилактории, детские лагеря и т.д. имеют свои «исторические корни» в богадельнях. «Основы социальной концепции православной церкви», нацеливают нашу деятельность на возрождение этого вида христианского подвига.

Богадельни это вид совместного делания православных общин.

Богадельни могут быть лечебного, оздоровительного, попечительного, воспитательного, обучающего, развивающего направлений.

Богадельни используют местные церковный, духовный, культурный, исторический, природный, и трудовой потенциал.

Деятельность в богадельне отличается от работы в санатории больнице и т.д. осознанной направленностью на коллективный и духовный подвиг.

Богадельни могут быть как при монастырях, церковных общинах так и отдельно располагающиеся в благоприятном месте.

Богадельни должны соблюдать государственные стандарты строительства и эксплуатации подобных учреждений. (санатории, профилактории и т.д.)

Общедоступное название богадельни возможно по стандартам государственного назначения. Богадельня это способ организации деятельности, а не строение и здание.

Для специальных видов помощи и оздоровления создаются богадельни вне данного региона (например, для поднятия иммунитета детей, соляризации организма и т.д. на юге или в средней полосе).

Размер и функции богадельни учитывают возможности церковной общины опекающей её.

Богадельня организуется только в рамках епархиольного ведомства с различными видами собственности.

Предлагается создание богадельни следующего вида:
«Богадельня» - санаторий - профилакторий высшей категории (****) :


Санаторий высшей категории (****)
Концепция:

«Богадельня» это новая форма санаторного обслуживания, вобравшая в себя лучшие традиции национального быта и санаторного отдыха, соединенные с традициями гостеприимства и высшими достижениями современной профилактической медицины Концепция была отработана для профилактики ми восстановления при тяжёлых заболеваниях, учитывающая при этом желание человека отдыхать, а не лечится. В ней формы психического, физического, духовного и другого восстановления совмещены и включены в состав продуктивного отдыха и полноценного питания.

Место расположения:

Богадельня должна располагаться в экологически чистом, с хорошей водой, отстраненном от больших городов и населенных пунктов месте. Место должно иметь рекреационный (восстановительный) ресурс.

Форма проживания:

Проживание осуществляется в деревянных домах (из леса заготовленного в экологически чистых местах) 1 – 2 этажей, русского стиля - «изба», с полным набором гостиничных условий «***», «****» отелей. Гостиничная форма – семейная гостиница с индивидуальным проживанием и обслуживанием. В комплекс каждой «избы» входят индивидуальная кухня, трапезная, тренажерная комната, сан. узел, баня и т.д.
Формы открытого отдыха – купание, лодочная станция, спортивные игры, рыбалка, грибная охота, зимние виды спорта и т.д. Ботанический и фруктовый сад, виноградник.


Форма обслуживания:

Форма обслуживания – «гостеприимство», разработанная Российском Международной Академией туризма. Предполагает индивидуальное обслуживание каждой «избы» отдельной «хозяйкой». «Хозяйка» имеет специальную подготовку. Она (он) умеет содержать «избу» в порядке, готовить, проводить профилактические и восстановительные мероприятия, психологическую разгрузку, заниматься детьми и т. д.


Питание:

Индивидуальное, из натуральных экологически чистых продуктов с учетом потребностей и здоровья каждого проживающего и необходимостью его организма. Согласованное с рекомендациями врачей.

Профилактика и восстановление:

Комплексная методика под общим названием «Русская оздоровительная система»,

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:02, 20.08.2010
Забытые ветераны - Иван баянист


Ивана я узнал, когда уже учился играть на баяне в Доме пионеров. Нет, не там я его встретил, а его привел к нам домой отец, который решил с гармони, перейти на баян. Отец был отменный гармонист и, поэтому, всё моё детство прошло под её звук. Почему он «на старости лет» решил заняться баяном, я не знал но, если он взялся, то он все делал хорошо. Иван ему нужен был для обучения, да я думаю и для общения и он ходил к нему брать уроки. А потом, когда у меня, тоже что-то стало получаться, то Иван пришел к нам домой. Нет, я подозревал, что его пригласили и для того, чтобы меня подучил, но это уж слишком высокая честь была для меня. Меня, и так учил в Доме пионеров, мой дальний родственник Володя Махов, который был бы самым лучшим баянистом в городе, если бы не Иван. Отец достаточно быстро освоил баян, что и меня подогревало иметь успехи. Все говорили, что я талант, что еще немного и стану настоящим музыкантом. Но слыша, как играет отец или Володя, я понимал, что до музыканта еще далеко. А слыша, как играет Иван, я понимал, что толку в моем обучении вообще мало. Как он играл, нужно было не только слышать, но и видеть. Во первых, было поразительно, что Иван всегда улыбается. Во вторых, он и не играл совсем. Игра на баяне, предполагает: взять инструмент и сесть, как положено, правильно «тянуть меха» и, конечно, «бегать» пальцами по клавишам. У Ивана получалось все иначе. Инструмент сам просился на колени и, когда он протягивал к нему руки, то, как ласковая собачка запрыгивал к нему на колени и укладывался там, прижимаясь к Ивану всем своим перламутровым телом. Садиться, как положено, Иван тоже не умел, он обтекал своего любимца руками, склонял баяну на плечо голову и они начинали звучать. Как он там растягивал меха, как он «бегал пальцами» уже вообще не имело значения, поскольку музыка лилась из них с баяном, как поток родниковой воды. Это были не звуки, это было чувством и космосом. Иван лежал на плече у друга баяна и улыбался. Вальсы, марши и… он играл подряд, без остановки и пауз. Просто, одна мелодия переходила в другую, и поток окрашивался другим цветом. Другое дело эмоции, которые захватывали слушателя. Они были удивительными. Даже если другие баяны играли для того, чтобы помочь людям петь, плясать, или просто страдать, то под баян Ивана, самые голосистые певицы боялись петь и только шёпотом проговаривали слова песен, стараясь не пропустить музыку. А чтоб кто-то плясал под его игру…. Когда, однажды я услышал как Володя мой отец и Иван играли вместе, я был поражен, что одинаковые баяны, могут играть так по-разному. В городе они довольно быстро определились. Иван конечно лучший баянист, Володя - второй, а батя, после нескольких музыкальных «стычек», вышел на третье место. Но, когда они играли вместе, различие было налицо. При этом, и отец, и Володя, тоже старались играть хорошо. А Иван не старался, он просто лежал наклоненной на бок головой на баяне, улыбался, и баян его делал всё, чтобы все вокруг, вслед за ним, или радовались, или грустили, или.., или плакали. Плакали обязательно. Было несколько произведений, при исполнении которых Иваном, плакали все. Это «Синий платочек», это «На сопках Манчжурии» и «Прасковья». При этом Иван, как то подводил к ним так, что мелодии еще не было но, становилось понятно, что следующей будет она и, у всех начинало щемить в горле и наворачиваться слезы. Правда был признак - прежде чем заиграть мелодию Иван, не переставая улыбаться и не меняя выражения лица, начинал плакать. У него начинали течь слезы и становилось понятно, что следующей будет «она» - мелодия, которую все ждали. Причем, он не играл их в классическом, цельном варианте, он фантазировал ею, повторял какие-то отрывки, переставлял местами куплеты и припевы, он мог играть - играть и, вдруг, начать с начала и это было, лишь с одной целью - получить от баяна и мелодии все, что тебе надо для удовольствия и радости чувств. Я никогда больше не видел и не слышал, чтобы кто-то, так же играл на баяне. Видя, как современные «электро - баянисты» дергают инструмент, режут звуками воздух, и пытаются украсить игру, своими ужимками и костюмами в стразах, я впадаю в уныние. Причем, я понимаю, что уныние и щемление в сердце от того что я, не могу объяснить то, что слышал и, никогда не смогу больше этого услыхать. Это, как ушедшее детство, которое можешь вспомнить, но не можешь вернуть. Провожать Ивана домой, было моё любимое занятие. Идя с ним рядом, я чувствовал свою причастность к замечательному человеку, гордость, что иду рядом с ним и тихую радость, что и тебя считают музыкантом, хотя бы потому, что ты идешь рядом с Иваном. Баян он свой никогда не носил, так как всегда находился человек готовый понести ему баян. Поэтому, Ивана невозможно было увидеть в одиночестве. Кроме того, еще пара-тройка мальчишек тащились рядом потому, что Ивану можно было задать вопрос и услышать тихий ответ. Ходил он медленно и получалась хорошая беседа. Дядя Иван, а слышал… (называлась песня, прозвучавшая на радио)? - начинался разговор. Конечно, слышал - отвечал Иван. И как она Вам? - продолжал собеседник. И ответ Ивана потом гулял по городу, как истина «в последней инстанции». В любом споре, главным аргументом в твою пользу было - «А Иван про неё сказал…». Правда, у оппонента, иногда, на это же произведение, было другое мнение Ивана, но своё, он никогда не менял. Знали его в городе, кажется все. И, не только потому, что он был непременный участник всех конкурсов баянистов, но и по тому, что он был хороший человек. Люди, видя его издалека, меняли свой маршрут, чтобы пройти мимо него и громко поздороваться с ним и прикоснуться к нему. Почему нужно было к нему прикоснуться, я не понимал, но сам тоже так делал, когда видел Ивана. Поразительно было, что он практически всех узнавал и здоровался, называя имена. Конкурс баянистов в городе ожидали. К нему готовились, к нему группировались для поддержки выступающих. Причем, зрители на конкурс, собирались в клубе им. Ленина и так в количестве аншлага, но при вопросе друг - другу - «Ты на баянистов пойдешь?» У всех был стандартный набор размышления

- «А Володя Махов будет?»

- «Будет!»

- «Еще кто-то там (две -три фамилии) будет?»

- «Будет!»

И, в заключение вопрос:

- «А Иван будет?»

- «Да вроде обещал!»

- «Ну, тогда пойду».

Конечно, слушали всех и тяжело переживали за ошибки и срывы в выступлении претендентов. А претенденты «боролись» только за 2 и 3 места. Первое даже без сомнений было за Иваном, и он не выходил на сцену соревноваться, он выходил для наслаждения всем. Я бывал и в гостях у Ивана. Малюсенькая, метров 10 комната. С минимальным набором мебели и посуды и несколько старых баянов, стоявших в разных местах. Жена, как и Иван всегда улыбалась. Они, всегда говорили тихо и

нужно было, или прислушиваться к тому, что они тебе скажут, или соглашаться, не поняв, так как переспрашивать их было, как то неудобно. Я не видел, чтобы он репетировал мелодию. Не видел, как он её изучает. Видел, как однажды он услышал новую, незнакомую песню на радио (которое у него всегда было включено) взял баян и, следующий куплет играл уже с вариациями, лучше, чем он звучал в эфире. Это поражало. Это вызывало тихое восхищение и детскую зависть. Зависть была, не только к тому, что баян так любит Ивана, но и к тому, что Иван был слепой. Я, не раз закрывал глаза и пытался «жить», как он в темноте. В темноте находил баян, в темноте садился с ним нащупав стул, в темноте надевал на плечи, пахнущие новой

кожей ремни, как Иван в темноте клал щёку на холодную поверхность баяна, и… и, пальцы просто беспорядочно бегали, подражая бегу пальцев Ивана, но музыки не было. После долго закрытых глаз, мир вспыхивал передо мной, ярким

солнечным светом. И желание бежать на пруд, кататься на гиганах, прятаться в кустах сквера, играя с пацанами в войнушку, перебивало желание быть слепым музыкантом. Иван не был профессиональным музыкантом. Он, как все, зарабатывал себе «на

хлеб насущный» тяжелым трудом на «предприятии слепых». Я был в их цеху, где они сидели рядами и под звук радиоприемника собирали электро- выключатели и розетки. Так как у Ивана были музыкальные пальцы, то ему доставалась самая мелкая и кропотливая работа - болтики и гаечки. Насколько я помню, он ходил всегда в передовиках и дома у него, лежала стопочка почетных грамот. Иван потерял зрение в войну. Я не знаю, совершал ли он на войне подвиги. Не знаю, какие награды у него были, так как баянисты носили мягкие пиджаки и ничего не цепляли на них, так как, все равно ремнями и мехами баяна все срывало. Да и баян орденом можно было поцарапать, а его хранили, чтобы при случае, накопив деньги, купить

новый, (как мечтали все баянисты) пятирядный. Но я знаю, что в нем было столько радости и любви, что хватало на всех, кто слышал их с баяном. Я знаю, что он и сейчас для меня герой, который не отчаялся, не озлобился на свою судьбу, не ударился пить и гулять, а стал Иваном - баянистом, приносящим радость и неземное наслаждение от музыки. Иван был Святым!

Его давно уже нет. Музыка его живет в сердцах слышавших её. А Иван пусть живет в Ваших сердцах. И нажимая на клавишу выключателя, помяните вы его молитовкой!

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:04, 20.08.2010
Забытые ветераны - Молитва матери


Этот рассказ, написан давно, и уже не однократно публиковался, но я решил поставить его в эту рубрику, потому что отец этого достоин.


Молитва матери

Это было с моим отцом. Ушёл он на фронт в 31 год. Уже были дети и семья. Мать его Феодосия, хоть и не родная была, но любила его безумно. Когда на фронт его отправляли, она плакала неуемно. И сразу начала за него молиться. Каждый день, да по несколько раз принималась молиться за его здоровье. Поэтому, когда пришла похоронка, отец его решил её Феодосии не показывать - с ума, думал, сойдет. Сам молча переживал, но виду не подавал. Соседки знали, что похоронка пришла, но он приказал - молчать, и все молчали. Многие тогда так делали. Не так много времени прошло, когда она вдруг встала утром и говорит:

- Странный сон сегодня приснился. Будто Сергей прошёл задами, за огородами, чтобы мальчишки его не опередили, вошел в дом, а я у печки хлопочу. Он закрыл мне руками глаза и молчит. А я говорю:

- Сережа пусти, я тебя узнала!

Повернулась к нему, а он говорит мне:

- Я мать не надолго, покажусь, что я живой и пойду. А потом я приду. Что скажут про меня - не верь. Живой я, живой!

- Странный сон! Наверное, надо за него помолиться, - она встала к иконам и начала молиться за его здоровье. Не выдержало у отца сердце.

- Не плачь мать! На вот, и за упокой молись! - и дает ей похоронку. А она посмотрела на похоронку и отвечает:

- Да нет, живой он! Сам сегодня сказал.

И продолжает молиться за здравие. Отец смотрит и молчит. Он-то думал, что сейчас слёзы будут, а она спокойная. Так она за здравие каждый день и продолжала молиться. Отец решил, что и правду она немного тронулась. Но ничего не говорит.

Однажды Феодосия стояла у печки, вдруг глаза её закрыли ладонями.

- Сережа! - воскликнула она, - да отпусти ты! Я узнала тебя.

И повернулась. Сын стоял перед нею. Он прошел задами, за огородами, чтобы мальчишки вперед него не прибежали, вошел тихонько в дом, подошел к матери и закрыл её глаза руками. Возвращению его были все удивлены и рады. Многие женщины, у кого на руках тоже были похоронки, приободрились и стали говорить, что они тоже чувствуют, что их сын или муж живы. История была необычная, а может быть для войны - обычная.

А что же случилось? Их часть стояла под Ленинградом. В январе 1942 года их призвали и отправили туда. Он был артиллерист. Однажды, их батарею перебросили в другое место. Ночью перебросили. На них была новая, пошитая в городе Иваново, форма. Когда рассвело, соседний артиллерийский полк увидел, что через поле орудия стоят. И форма на солдатах странная. Позвонили своему командованию, а те говорят, что никого не перебрасывали. Ну, полк и расстрелял батарею, подумав, что там немцы. Так накрыли, что от леска ничего не осталось. От батареи тоже. Когда пошли посмотреть, то сильно напугались: разбили-то своих. Отца контуженного вытащили санитары и отправили в Тихвин. А дело так запуталось, что командование, которое их послало, подумало, что немцы батарею уничтожили. На место послали людей, а там - пусто. Они и отписали похоронки на всех. Отец три месяца в Тихвине пролежал. Потом отпуск на родину и... опять воевать. Когда, из Сталинграда на него пришла вторая похоронка, где говорилось, что он " геройски погиб". То уже не только мать, но и близкие, этой похоронке особенно не поверили. Мать так и продолжала молиться за его здоровье. Пришел с войны он инвалидом, но живой. После было еще много разных чудес с ним, но мать несмотря ни на что, каждый день молилась за него. И вытащила молитва матери из такого, что и в кошмарном сне не увидишь. Впрочем, это уже другая история. А похоронка еще раз догнала отца уже после смерти. Умер он в 1972 году, а в областной "книге памяти" в 1995 году, выпущенной к юбилею победы, написали: "Махов С.Е., погиб в феврале 1942 года..." Вот такая история, не-то про сон, не-то про явь. Но отец говорил:

- Это молитвы матери меня спасли.

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:04, 20.08.2010
Вы сталинист? Я вас презираю!
За всех новомучеников - проклинаю!
За всех убиенных, умерших от голода,
В ГУЛАГе замерзших, от лютого холода
От всех, кто в мученьях взошел на распятье,
Вам мое вечное будет проклятье!

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:04, 20.08.2010
Красота Христа спасает мир

Красота Христа спасает мир
Он Отец всех правильных гармоний
Он порядок этот сотворил
Словом, Духом и своею Волей
Причаститься к этой Красоте
Может тот , кто сам живет в Порядке
Кто увидел Бога в муравье
Кто заметит Дух Святой на грядке
Кто за звоном золотых монет
Различил малиновку на ветке
Кто нашел свой дом среди планет
А не в "красоте" коттеджной клетки
Причащайтесь чащще к Красоте
Красоту своей душой творите
Красота Христа сасет мир
Вот и вы, Христом свой мир спасите

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 14:13, 20.08.2010
Промыслом Божьим я опять на море. Причем уже несколько дней. Не совсем отдых, но море тоже хватает. Думаеться здесь, почему то легко и радостно. Решил писать свои сотницы (давно хотел) Сегодня представляю Вам первую десятницу. Посмотрим, что из этого выйдет!

1. Если ты научился молчать, это не значит, что ты умел говорить.

2. Ум не может постичь сердце, сердце не может слушаться ума.

3. Кто знает, что такое пост, тот знает, что такое радость.

4. Молитва насыщает, язык расточает

5. Самые верные Богу те, кто не имеет страха перед чем либо кроме Него.

6. Не тот любит Бога, кто все время об этом говорит, а тот кто все время это делает.

7. Не заная, как зовут Бога, нельзя знать как ему служить.

8. Любовь к Богу не знает поражений, так как всегда взаимна

9. Плохая молитва, как гнилая ступенька в лестнице, ведт не в верх а к падению.

10. Нет большего друга, чем твое тело, нет больших врагов, чем его страсти.

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 12:44, 22.08.2010
11. Часто у тела, нет большего врага, чем его хозяин

12. Хозяин тела потерявший ум, как наездник потерявший узду

13. Зря страсти называються "животными", так как ниодно животное не впадает в них так губительно.

14. Нематериальные страсти, требуют материального воплощения, что бы загубить нематериальную душу

15. То, что хотят бесы, всегда противоположено потребности души

16. Не уточненные потребности души - лазейка для управления человеком бесами

17. Молитва это эще форма осознания своих потребностей

18. Молитва это план жизни, на всю жизнь

19. Бесы бояться молитвы, так как она расстраивает их планы

20. Тело читстое от бесов звенит как настроенная струна

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 12:45, 22.08.2010
21. Христос - камертон, Закон Божий - произведение, жизнь - мелодия, Любовь - музыка.

22. Растроенная струна может испортить целый концерт

23. Можно быть нотным станом, можно быть нотой, можно быть струной, а можно быть смычком.

24. Идеальная музыка - тишина. Она звучит любой музыкой.

25. Кто не имеет в себе нот, тот не может исполнить музыку.

26. Сколько музыки в Христе, столько музыки в тебе.

27. Слушая чужую музыку, можно сочинить свою.

28. Молитва индивидуальная партия в большом концерте.

29. Нельзя сыграть большой концерт, большим коллективом, не глядя на дирижера.

30. Идеальный слух - дар, идеальное исполение - труд.

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 12:45, 22.08.2010
31. Пять Ангелов служат человеку, все что у нас есть - приносят они.

32.Если нет у человека хоть одного из чувств, мир не бывает для него полным.

33.Не бывает нехватки чувственных ошущений, бывает нехватка воображения.

34.Все чувства питают любовь, но только сердце делает её умной.

35. Молитва собирает все чувства в цель.

36.Собери пять - получишь шесть.

37.Весь хаос в голове, когда нет сердца.

38.У кроткого ума, послушное воображение.

39."Знать" - не значит "иметь", "не знать" - значит "не иметь".

40. Что не могут дать Пять -даст Один - проси!

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 12:46, 22.08.2010
41. Нет лучшей копилки, ччем воображение, нет большей ценности, чем богатства его.

42. Без ума богатства воображения превращаються в мусор и пищу страстей.

43. Нет лучшего материала для искушения нас бесами, чем материал нашего воображения.

44. Ум как опытный строитель, строит из кирпичей образов, стены знания.

45. Как стены без крыши еще не дом, так знания без сознания, еще не наука.

46. Все можно узнать, не все можно познать

47. Доброе сердце любые знания превращает в мед для души, злое в яд.

48. Душа ненасытна для знаний, ум устает их ей доставлять

49. Без веры, знания лишь жвачка для ума

50. Из мира знания по капле, от Бога знания рекой.

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 12:47, 22.08.2010
51. Бес древнее человечества - вы уверенны, что умнее и сильнее его?

52. Без света нет тени, без греха нет вины.

53. Тварь не может быть сильнее и умнее Творца.

54. Бесы тоже веруют, но им не открыта Истна.

55. На избранных печать Любви, на отверженных - злобы.

56. Кто верит Богу, то не верит злу.

57. Если в вас есть пост и молитва, то в вас нет места бесам.

58. Бездуховные твари, требуют и бездуховной платы.

59. Радость, как свет для ночных бабочек, губительна для духов зла.

60. Не Бог нами силен, а мы Богом.

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 12:48, 22.08.2010
61. Из всех легких дел, дела веры самые легкие, так как облегчают жизнь.

62. Бог очень хочет все сделать за нас, а что мы хотим сделать за Него?

63. Ни что связанное со злом, ни как не связанно с Богом, даже наказание.

64. Радость чиста от греха, Веселие чисто от страстей.

65. Бесполезно бороться с тем, что не видимо и бестелесно, пусть невидимые и бестелесные и борються с ним - попроси!

66. Если все грехи, ты совершаешь сам, без помощи бесов, то почему ты так глуп? Если с помощью их, то почему ты так слаб?

67."Благо дарность" - свойство имеющих благо, "без дарность" - свойство не имеющих благодати.

68. Благо дарить - себе возвращать.

69. Прощение = обрыв связи с грехом, вступление в связь с Богом.

70. Кто Богу не рад, того и жизнь не радует

     
Плаксин Олег

Россия, Сызрань
отправлено 20:39, 22.08.2010
71. Благодать как свет из фонаря, войдешь внутрь тея видно всем бесам и нападают, выйдешь - не виден, но живешь в темноте вместе с ними.

72. Пост - упражнение в безгневии при намеренном усилении страстей.

73. Пост - намеренное принятие на себя усиленных дел лбви на некоторое время.

74. Постоянный пищевой пост - невнимательность к еде которую ты ещь.

75. Любовь выше поста.

76. Пища бесов - наша злоба.

77. Бесы потому бояться поста, потому, что остаються без питания.

78. "Голодный" бес легко "бъеться" молитвою.

79. У постного человека тело послушно душе.

80. Лишку тщащийся в посте, такой же грешник как не постящийся.

     
 


Основан в 2008 году